• Написать письмо
  • Карта сайта
  • Домой
Журнал Меркурий
Учебно-деловой центр
ВЦ "ВЯТКА-ЭКСПО"
Деловой центр
Культурное наследие Вятки;
Оценка имущества;
Правительство
ТПП РФ
Центр международной торговли
ЦВК ЭКСПОЦЕНТР

Модернизация и тарелка супа

Модернизация и тарелка супа

(Материал предоставлен редакцией газеты "Торгово-промышленные Ведомости")

Главная цель обновления экономики – улучшение жизни людей


Если просмотреть заголовки газет и журналов экономического направления за последние четыре месяца, то наиболее часто употребляемое в них слово – «модернизация». Впрочем, в неэкономической периодике – тоже. Про модернизацию не пишет только ленивый. И мнений на этот счет не сотни, а тысячи. А может быть, и десятки тысяч. В основном обсуждаются вопросы: что такое модернизация, какой должна быть модернизация «с российской спецификой» и для чего она нужна?

Что касается четырехмесячного срока, то он назван мной не случайно. Почти четыре месяца назад – 28 октября прошлого года Президент РФ Дмитрий Медведев провел заседание комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России. Он и позднее в своих публичных выступлениях обращался к теме модернизации, но для ученых – экономистов, социологов и маркетологов, а также для журналистов конец октября стал точкой отсчета, начиная с которой развернулись дискуссии о путях и способах модернизации.

Для начала обратились к наиболее авторитетной по сей день «Большой советской энциклопедии» (1974 г.) и выяснили, что статья о модернизации занимает на 402-й странице ее 16-го тома всего... шесть строк. Вот она, целиком: «Модернизация (франц. modernization, от moderne – новейший, современный), изменение в соответствии с новейшими, современными требованиями и нормами, напр., М. (обновление) технич. оборудования, произв. процесса и т. п.».

Трактовка этого термина современными энциклопедиями, в том числе и зарубежными, отличается большим разнобоем; авторы статей о модернизации в основном обращаются к авторитетам прошлого. Так, энциклопедия «Социология» (2003 г.) цитирует М. Вебера, трактующего модернизацию как процесс рационализации, в ходе которого хозяйствующие субъекты стремятся максимально повысить собственную экономическую отдачу.

Развернутое толкование самого термина «модернизация экономики», равно как и аргументированную и доказательную программу модернизации дал президент ТПП РФ Евгений Примаков на последнем в прошлом году заседании «Меркурий-клуба» (ТПВ, № 2, 2010). Не случайно его доклад опубликовали в изложении почти все российские газеты, а некоторые дали полностью. Лично я с особым вниманием прочитала раздел доклада, где говорилось о социальной направленности антикризисных мер, а значит – и модернизации в целом. Автор доклада особое внимание обратил на то, что народ должен ощутить конкретные результаты как от противодействия кризису, так и непосредственно от модернизации.


Конечный результат – на столе и в кармане


И это, безусловно, правильно. Каждый день я кормлю свою небольшую семью – мужа и двоих детей – супом и чем-то жареным – котлетами или сырниками. Так вот, конечным итогом модернизации экономики я считаю такое положение, при котором ежедневные порции супа и котлет стали бы больше и вкуснее. А для этого надо, чтобы выросли зарплаты – мои, мужа и дочери – преподавателя университета, а стоимость одежды для быстро растущего сына-студента сократилась. И так относятся к исключительно важной государственной проблеме модернизации все мои коллеги, друзья и знакомые.

Но поскольку я, будучи преподавателем основ экономики, «по долгу службы» отслеживаю то, что пишет наша печать о модернизации, то выясняю, что большинство авторов публикаций на эту тему интересуют несколько другие проблемы. Так, в качестве основных направлений модернизации называются преимущественно четыре отрасли и одно общеэкономическое направление научно-технического прогресса. Три отрасли «прорывных» – космические технологии, ядерная энергетика и информатика, одна импортозамещающая – фармацевтика, а главное направление повышения эффективности производства – энергосбережение.

Не сомневаюсь в важности всех этих точек приложения сил в модернизации. И все же плохо представляю себе, как улучшится жизнь моей семьи, если будут построены еще несколько суперсовременных АЭС, а в обозримом будущем состоится долгожданный полет на Марс. Директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев в своей статье «Модернизация по остаточному принципу», опубликованной в журнале «Новое время», уточняет высказанную мной мысль: вклад ядерной энергетики, космического комплекса, информационной отрасли и фармацевтики в ВВП России не превышает 3,4% и в них занято менее 3% работников.

Дмитрий Медведев подчеркнул: «Мы должны начать модернизацию всей производственной сферы...» и при этом «...необходимо переориентироваться именно на реальные потребности людей».

Каковы же они – эти первоочередные потребности? Назову для начала две, близкие мне и, я полагаю, подавляющему большинству горожан.

...Получив первый в нынешнем году счет на оплату электроэнергии, я обнаружила, что стоимость киловатт-часа существенно выросла. Не знаю, как остальные пользователи утюгов и микроволновок, но я искренне (и не в первый раз) удивилась. Вот уже лет пять – семь нас убеждают, что отечественная электроэнергетика быстро модернизируется. Правда, не столько в техническом, сколько в организационном плане: вместо созданной когда-то Единой энергетической системы (ЕЭС) появились десятки «системок», именуемых генерирующими компаниями. Вроде бы это куда прогрессивней и эффективней, чем монументальная ЕЭС, даже, помнится, и снижение тарифов обещали... Так где же она, эта выгода – не для отрасли, не для ее руководителей и, возможно, работников, а для нас – простых потребителей электроэнергии?

Ранним зимним утром меня каждый день будит механический гул за окном. Десятка полтора разных машин убирают снег, раскалывают лед на тротуарах, посыпают их песком и мелкой каменной крошкой. Полагаю, что их применение тоже выгодно – иначе с какой стати такой техники так много в Москве? Тогда почему не снижаются налоги, которые я плачу, не уменьшается квартплата?

Таким образом, вот две отрасли, где модернизация идет у всех на глазах и, можно сказать, полным ходом. А вот мы – рядовые граждане – ровным счетом ничего от этой модернизации не имеем. Точнее, имеем, но что-то совершенно противоположное от того, что нам обещали и что мы ожидали. В данном случае – повышение тарифов на электроэнергию.

Конечно, кое-кто, возможно, скажет, что, мол, автор этих строк низводит важнейшую государственную проблему на какой-то кухонный уровень. Хорошо, давайте посмотрим на нее с общеэкономических позиций.


Догоняем. Но догоним ли?


Подавляющее большинство наших отраслей промышленности вот уже много лет работает «в догоняющем режиме». Вроде бы и стараются выпускать какие-то промышленные изделия на уровне современных мировых образцов – и вот уж, кажется, достигнут этот уровень. Ан, нет... Пока догоняли, мировая планка поднялась еще выше. И снова – вдогонку...

Недавно газета «Финансовые известия» опубликовала подборку небольших статей, в которых обсуждался вопрос о том, какой план модернизации экономики нужен России. Ввиду безграничности темы организаторы дискуссии попытались свести ее в основном к проблемам одной из самых отсталых в техническом плане и с трудом модернизируемой отрасли – дорожному строительству. Вот некоторые из приводившихся в ходе обсуждения цифр:

  • в Китае за 9 дней строится столько автодорог, сколько у нас за год;

  • проектный срок службы лучших дорог, построенных за рубежом по современным технологиям, – 30-60 лет. У нас же дорожное полотно обычно приходится восстанавливать, по крайней мере, участками, обычно через каждые 3-4 года;

  • в 2008 году средняя цена километра новой автодороги составила у нас 514 миллионов рублей, что в 2,9 раза дороже, чем в ЕС, а срок ее службы до капремонта втрое меньше европейского.

Участники круглого стола в своих выступлениях выходили и за пределы дорожной тематики. Доктор технических наук Михаил Ананян привел такие данные:

  • сегодня Россия – одна из самых энергетически неэффективных экономик мира: затраты энергоресурсов на единицу ВВП превышают показатель США в 2,1 раза, стран Западной Европы – в 3,4 раза, Японии – более чем в 3,7 раза;

  • природного газа Россия потребляет больше, чем Германия, Япония, Великобритания, Франция, Канада, Нидерланды, Бразилия, Индия, вместе взятые, хотя суммарный ВВП этих стран превосходит российский более чем в 12 раз.

Примеры нашего огромного технического и технологического отставания от Запада можно приводить (и они приводятся в печати) бесконечно. Но это малопродуктивный путь. В эпоху глобализации одна, даже очень большая, страна с очень развитой экономикой не может ставить задачу быть лидером во всем – во всех видах и отраслях производства. Равно как ставить задачу производить абсолютно все – от швейных иголок до компьютеров и их компонентов.

Как ни огорчительно это признать, есть отрасли, где мы отстали на десятилетия и где, чтобы догнать Запад, требуются не миллиардные, а триллионные капиталовложения. Причем не только в техническое обновление, в технологическую модернизацию, но и в обучение, переобучение и, не боюсь этого слова, перевоспитание персонала, который десятилетия жил по анекдоту – «вы делаете вид, что нам платите, мы делаем вид, что работаем». Наиболее яркий пример – наш разваливающийся автопром. То, почему он разваливается, – тема отдельного разговора. Но для его спасения не хватит нескольких годовых бюджетов страны.

И здесь пора приступить к теме – как нам модернизировать экономику.


Три группы – три проблемы


Полагаю, что все отрасли и производства надо разбить на три группы.

Первая – это те направления, где наше отставание от передовых стран настолько велико, что не стоит и браться за их модернизацию, по крайней мере, в обозримой перспективе. Надо укреплять контакты с теми, кто может и хочет нам продавать изделия, производимые этими отраслями, торговаться с поставщиками, выстраивать взаимовыгодные отношения с ними, создавать СП, а прежде всего – учиться, учиться и учиться у них. Это – компьютерная техника, все, что связано с информационными технологиями, медицинские приборы, инструменты и материалы, высокоточное оборудование и многое другое.

Вторая группа – это отрасли, где мы более или менее успешны и где на базе модернизации мы можем (или, по крайней мере, постараемся) поддерживать технологический уровень производства, равно как технический и качественный уровень готовой продукции как минимум на достойном современном уровне. И при любых возможностях повышать этот уровень, опережая наших зарубежных конкурентов.

О том, что мы это можем, убедительно свидетельствуют успешные полеты истребителя нового поколения – самые авторитетные западные эксперты подтвердили: у них такого нет. Отрасли, которые можно и нужно постепенно обновлять, модернизировать, сопоставляя их в режиме онлайн с такими же за рубежом – это в первую очередь оборонные, ракетно-космические и ТЭК. Почти все они – опосредствованно или прямо, как, например, нефтегазовый комплекс, влияют на уровень жизни народа, то есть на наполнение той самой символической «тарелки супа», о которой идет речь в заголовке этой статьи.

И, наконец, третья группа – это так называемые прорывные производства и направления, где у нас есть шанс вырваться вперед, организовать выпуск изделий, конкурентоспособных на мировых рынках и могущих существенно нарастить экспортный потенциал страны.

Это только кажется, что у нас мало или даже почти нет таких производств. Просматривая множество газет и журналов хозяйственного направления, включая корпоративные издания (в их числе и издания торгово-промышленных палат), я встречаю десятки и сотни статей, интервью, репортажей о работах такого рода. Не раз слышала от предпринимателей и изобретателей: вот если бы удалось продвинуть такую-то идею, то страна озолотилась бы. Да и сам я стал бы миллионером...

За примерами ходить недалеко. Один из авторов подборки кратких статей о возможных путях выхода из кризиса – уже упоминавшийся здесь доктор технических наук Михаил Ананян пишет: «В России разработан метод беспламенного сжигания газовых смесей в горелочных устройствах с объемной проницаемой матрицей, позволяющей экономить 20–30% газа при росте мощности горелок и сокращении окиси углерода в продуктах сгорания... Сегодня население России расходует в год 47 миллиардов кубометров газа; новая технология позволит снизить этот показатель на 15,5 миллиарда кубометров газа в год, что обеспечит ежегодную экономию не меее 20 миллиардов рублей. По нашим оценкам, при массовом производстве стоимость горелки с объемной матрицей не будет превышать 300 рублей для газовой плиты и 1000 рублей – для бойлера или газового котла. Подготовка с нуля и освоение серийного производства обойдутся в 300–400 миллионов рублей». (Сравните с приведенной выше цифрой годовой экономии 20 миллиардов рублей, из чего следует, что серийное производство новых горелок окупится... за три недели!)

Другой автор той же подборки – доктор химических наук, профессор, генеральный директор Московского института материаловедения и эффективных технологий Марсель Бикбау утверждает, что «...в России есть революционные технологии жилищного строительства. Сегодня на один квадратный метр площади многоэтажного жилого дома мы тратим 80–90 килограммов металла и 0,8-0,9 кубометра бетона». Переход к использованию трубобетона при возведении каркасов зданий в сочетании с предварительно напряженными перекрытиями, а также применение ряда современных материалов позволит вдвое (!) сократить затраты металла и бетона.

И это примеры исключительно выгодной модернизации всего двух технологических процессов, почерпнутые лишь из одной статьи одного периодического издания. Сколько же таких примеров ежедневно упоминается в самых разных отраслевых и общеэкономических СМИ!..


Хочешь, чтобы о тебе узнали? Плати!


Впрочем, сами авторы прорывных идей считают, что печатная продукция – не самый надежный и эффективный источник информации о технических и технологических новинках. Почему? Да потому, что в подавляющем большинстве СМИ считают, что подобные публикации несут в себе «рекламную нагрузку», а потому требуют от авторов оплату по рекламным тарифам. Но далеко не все авторы располагают средствами для расчетов с редакциями и издательствами.

Трудно не заметить, как сократилось число публикаций о том, что мы прежде называли «передовым опытом». Вот материалы о рейдерстве, коррупции, банкротствах в экономике и т. д. наши СМИ печатают охотно – считается, что материалы такого рода, как и любая «чернуха», нравятся «пиплу», который их охотно «хавает». Что касается любого «позитива», то, как правило, – только за отдельную плату.

И еще я не раз слышала от представителей, увы, вымирающего племени изобретателей и рационализаторов, что первый вопрос, который им обычно задают в компаниях, куда они приходят со своими идеями, такой: а есть ли что-либо подобное за рубежом? И если слышат отрицательный ответ, сразу же теряют интерес и к автору, и к предлагаемым новациям. «Понимаете, – рассказывал один из них, – повсюду считается, что мы, русские инженеры и ученые, – специалисты «второго сорта», что мы «на генетическом уровне» не можем быть подлинными творцами, и все ценное и полезное в области техники, технологии, модернизации может появиться только за рубежом. А наш удел – только заимствование, а значит – вечное отставание или, как часто говорят, «догоняющая экономика».

Похоже, что такой подход разделяют и российские властные структуры. Что бы там ни говорилось о приоритетах модернизации, тот же Владислав Иноземцев приглашает нас поразмышлять над такими цифрами. В прошлом году разнообразным госкорпорациям, курирующим ключевые отрасли индустрии, государство выделило в общей сложности 260 миллиардов рублей. Но не факт, что хотя бы часть этих средств будет направлена на модернизацию, скорее всего – в основном на обслуживание текущего производства. А комиссии по модернизации на нынешний год выделено всего 10 миллиардов рублей. Много ли можно сделать на эти деньги?.. Кроме того, деятельность отраслей, подведомственных госкорпорациям (а это авиастроение, судостроение, разваливающийся автопром и некоторые другие), не сказывается непосредственно на народном благосостоянии. Образно говоря, ни одной «морковки» они в мой «суп» не добавляют. Так, может быть, для их поддержки достаточно меньшей суммы, а оставшиеся средства можно направить, как мы уже говорили, «на благо народа»?

В своем докладе на заседании «Меркурий-клуба» Евгений Примаков особо подчеркнул роль государства в модернизации экономики: «Одним из наиболее эффективных механизмов стимулирования инновационных предприятий (то есть фактически модернизации. – М. П.) является дифференцированное снижение налогов, предоставление налоговых каникул, субсидирование процентных ставок на кредиты, используемые для приобретения новых технологий, патентов, лицензий и современного оборудования». Я поняла эти слова так, что государство должно интересоваться не только тем, что и сколько делает та или иная компания, но и тем, как делает. И если делает современными методами на новой технологической основе, то должна иметь некоторые преимущества перед теми, кто работает по старинке.

В заключение скажу, что у читателя не должно сложиться впечатление, будто я в связи с модернизацией экономики только о своей кастрюле и супе беспокоюсь. Мне, как и каждому из нас, небезразличны вопросы безопасности страны, а значит и вопросы безопасности и нормальной, спокойной жизни моей семьи. «С младых ногтей» мы знаем, что на страже этой безопасности стоит «ядерный щит». Но вот в чем вопрос: защитит ли он Россию, если она будет отставать в таких отраслях ВПК, как война в киберпространстве, военная робототехника, военная генная инженерия? Понятно, что я ничего не знаю, как обстоят дела в этих, полагаю, сверхсекретных, отраслях науки и производства. Но они тысячами нитей связаны с теми секторами гражданских отраслей, которых пока слабо коснулась модернизация, и это не может меня не беспокоить.

Не создастся ли когда-нибудь такая ситуация, что даже при наличии мощнейшего «ядерного щита» мы окажемся не в состоянии его эффективно задействовать со всеми вытекающими трагическими последствиями?


Маргарита ПЕТРОВА,

специальный корреспондент газеты «Торгово-промышленные Ведомости»




Возврат к списку

 
Дизайн и программирование МЕДИА-сервис
© 1997-2019 Вятская торгово-промышленная палата